бесплатно рефераты
 

Валютный рубль: прошлое и настоящее

p align="center">4. Валютные коридоры.

Введение «валютного коридора», то есть установление Центральным банком России (ЦБР) границ колебаний курса рубля к доллару, произошло 5 июля 1995 года. Центральный банк объявил о введении «валютного коридора» с горизонтальными границами от 4300 до 4900 рублей за доллар, в рамках которого предполагалось удерживать валютный курс рубля в течение заданного периода времени. В условиях стабильного валютного курса привлекательность рублевых краткосрочных активов резко возросла, в связи, с чем началась реальная дедолларизация (снижались остатки на валютных счетах и запасы наличной валюты на руках у физических лиц) и увеличилось предложение валюты на рынке. Удержание курса в рамках заданного коридора потребовало огромных рублевых интервенций Центрального банка на валютном рынке, что произвело к резкому росту его валютных резервов.

«Горизонтальный валютный коридор» сохранялся до июля 1996 года и, исполнив свою стабилизирующую функцию, был заменен «наклонным коридором» параметры которого, привязаны к прогнозируемым темпам инфляции, были установлены с начала до конца 1996 года, а затем до конца 1997 года.

Таким образом, валютный курс окончательно стал одним из важнейших регулируемых и планируемых параметров макроэкономической политики правительства.

Последовательные реформаторские усилия по достижению основных целей валютной политики, в конечном счете, позволили России с 1 июня 1996 года принять на себя обязательства по статье VIII Учредительного соглашения (Устава) Международного Валютного Фонда, в соответствии с которыми полностью снимаются ограничения на валютные операции по текущим счетам и переводам. Тем самым был завершен переход к конвертируемости рубля по текущим операциям, что являлось одной из важнейших целей рыночных реформ в России.

Это значительно ограничило на валютном рынке объемы спекулятивных операций и снизило масштабы рублевых интервенций, проводимых для прекращения снижения курса доллара. Валютный рынок получил определенную стабильность. Вместе с тем темпы роста экспорта продукции замедлилось, а импорта - увеличилось. Наметились негативные последствия снижения рентабельности экспорта. После введения „валютного коридора“ банки стали уходить с валютного рынка, поскольку операции на нем стали для них малоприбыльны, переключив свою деятельность на рынке межбанковских кредитов (МБК) и государственных краткосрочных облигаций (ГКО). На рынке МБК проводились самые высокодоходные операции, что способствовало его быстрому развитию. На этом рынке, как одном из сегментов финансового рынка страны, возник так называемый кризис ликвидности, или «кризис доверия». Во многом он определялся ухудшением состояния банковской системы, ростом просроченной задолженности предприятий банкам, нехваткой у компаний оборотных средств, снижением доверия населения к банкам и так далее. Нехватка рублевых средств способствовала развитию этого кризиса. Операции на рынке МБК были фактически прекращены. Приостановились и сделки на внебиржевом валютном рынке. «Кризис доверия» нанес сильный удар по ряду банков. В условиях цепной реакции невозврата кредитов тяжело отразилось на их деятельности. Началась группировка банков с учетом масштабов и активов. Средства в основном стали размещаться между постоянными партнерами. Возросли требования по обеспечению кредитов. В результате, у одних банков образовались излишние средства, которые они не могут разместить, а другие банки не имеют возможности привлечь дополнительные финансы для осуществления необходимых им доходных сделок.

5. Девальвация рубля.

Под девальвацией рубля принято понимать официальное понижение обменного курса рубля по отношению к иностранной валюте, не связанное с рыночным колебанием курса. Сама по себе девальвация национальной валюты, с абстрактной точки зрения, не самое большое зло, но только при одном условии, то есть, когда в стране нет инфляции или если она низкая. Например, жителей объединенной Европы не особо волнует курс евро относительно доллара: зарплату они получают в евро, товары они тоже покупают за единую континентальную валюту, уровень инфляции не превышает 2-3% в годовом и счислении. Промышленность работает, и конкурентоспособность ее товаров на промышленном рынке растет прямо пропорционально падению курса евро. У нас картина совсем иная: инфляция на высоком уровне, и к тому же растет реальный курс рубля. Покупательная способность населения падает пропорционально уровню инфляции, а зарплаты вовремя не индексируются.

Рассмотрим девальвацию рубля на примере 2001 года. Влияние оказали следующие факторы:

- ликвидность банковской системы (на 4 декабря остатки средств на корреспондентских счетах коммерческих банков составляли 83,4 млн. рублей).

- конъюнктура мирового рынка нефти, как основного экспортного товара России.

- темпы инфляции (за 10 месяцев 2001 года инфляция составляла 15,2%).

- рост внутренней экономики по сравнению с ростом мировых экономик, в первую очередь с экономикой США.

- состояние (сальдо) торгового баланса.

- денежно-кредитная политика ЦБ (отбивание атак спекулянтов, играющих на повышение доллара, и проводить политику плавного ослабления национальной валюты).

- состояние золотовалютных резервов ЦБ.

6. Курс и паритет покупательной способности.

Общепризнанно, что естественной основой формирования курса валюты является соотношение (паритет) ее покупательной способности внутри страны с покупательной способностью валют, с которыми она сравнивается. В нашем случае курс рубля к дол-лару должен, очевидно, находиться в известном соответствии с паритетом покупатель-ной способности (ППС) рубля и доллара на внутренних рынках соответственно России и США. По типовым товарам мировой торговли можно также сравнивать внутренние цены в России с мировыми долларовыми ценами.

Исчисление паритетов покупательной способности представляет самостоятельную проблему и связано с большими статистическими трудностями. В зависимости от сравниваемых наборов товаров и услуг и от придаваемых им весов при исчислении средних величин разброс результатов может быть весьма велик. В таблице 1 пред-ставлены три варианта расчета ППС рубля и доллара в сравнении с рыночным курсом.

Как видим, хотя различия между вариантами значительны, все они констатируют заниженность курса рубля. Можно сказать, что по рыночному курсу рубль недооценен по сравнению со своей покупательной способностью в среднем примерно в два с половиной раза. Ситуация, таким образом, обратная той, которая имела место при-мерно до 1990 г. Таков один из результатов движения к рыночной экономике. Маят-ник, который долгое время искусственно удерживался слева от точки равновесия и покоя, теперь качнулся далеко вправо.

Как видим, для многих стран отклонение даже значительно больше, чем для Рос-сии. По-видимому, чем ближе экономическая структура страны к структуре США, тем меньше отклонение курса от ППС. Россия в этом ряду оказалась бы недалеко от Бразилии, Малайзии, Филиппин. Насколько известно, заниженность курса не рассмат-ривается в этих странах как крупная помеха экономическому развитию.

Можно думать, что отчасти в экономике России действуют факторы, схожие с теми, что наблюдаются в перечисленных странах, отчасти -- специфические для нее факторы. В целом можно предложить следующее объяснение устойчивой заниженности курса рубля, наблюдаемой в последние 3--4 года и в настоящее время.

1. Сошлемся прежде всего на упомянутый эффект "первоначального шока". В 1990--1991 гг. в стране еще поддерживался почти неизменный (хоть и искусственный) уровень цен. Инфляция оставалась в основном в скрытой форме, происходило как бы сжатие инфляционной пружины, которой предстояло распрямиться в полную силу в 1992--1993 гг. Между тем государство было вынуждено в несколько приемов отка-заться от поддержания твердого официального курса рубля, который упал обвально. В результате вместо завышенности курса рубля возникла значительная его занижен-ность. Отчасти она была уменьшена, но не ликвидирована более резким ростом цен по сравнению с курсом доллара в 1993--1994 гг.

2. В экономике с чрезвычайно низким уровнем массовых зарплат и пенсий струк-тура внутренних цен не может быть аналогичной экономике высокоразвитых стран с высоким уровнем доходов. Это особенно очевидно в тех сферах потребления, где нет прямого сопоставления с внешним уровнем цен и тарифов (квартплата, коммунальные услуги, общественный транспорт и т.п.). Сохраняются также государственные дота-ции, удерживающие от рыночного повышения цены на некоторые виды продо-вольствия, предметы детского потребления.

При расчете паритетов покупательной способности рубля по структуре исполь-зования российского ВНП для услуг, предоставляемых государством (управление, охрана правопорядка, оборона, здравоохранение и образование), берется соотношение не цен, а затрат -- в основном заработной платы персонала, занятого в этой сфере. Поскольку уровень зарплаты в России, как и в упоминавшихся ранее развивающихся странах, намного ниже, чем в США и других государствах Запада, общая расчетная величина ППС оказывается завышенной и это создает видимость заниженности курса нашей национальной валюты.

3. Расчетная величина ППС обычно не может в полной мере учесть более низкое качество товаров и услуг в развивающихся странах и в России по сравнению с высоко-развитыми странами.

4. Как известно, наиболее непосредственным фактором, влияющим на валютный курс, является соотношение предложения и спроса на иностранную валюту, то есть, говоря в самом общем виде, состояние платежного баланса страны. В российской эко-номике, находящейся в кризисе и внезапно открывшейся вовне, спрос на инвалюту особенно велик. Это связано с возможностями импорта и поездок за границу, а также с вывозом туда денежных средств и внутренним накоплением банкнот в долларах и других конвертируемых валютах. Напротив, предложение валюты ограничивается трудностями экспорта, массовым укрытием валютной выручки за границей и рядом других факторов. Это постоянно давит на курс рубля в сторону понижения.

5. Валютный рынок в России еще весьма "тонок", затрагивает лишь ограниченную сферу экономики. Обороты Московской межбанковской валютной биржи, где форми-руется текущий курс, относительно невелики, число покупателей и продавцов огра-ничено. Из этого, в частности, проистекает возможность таких резких скачков курса, как в октябре 1994 г.

Думается, изложенных аргументов достаточно для объяснения заниженности ры-ночного курса рубля по сравнению со статистически исчисляемым ППС. Возможно, су-ществующее в настоящее время соотношение этих величин является более или менее нормальным и сохранится в обозримом будущем.

Паритет покупательной способности -- достаточно абстрактная средняя величина, в которой представлены цены, не имеющие прямого отношения к внешнеэконо-мической сфере. Значительный интерес представляет прямое сопоставление внут-ренних российских цен в рублях и мировых цен в долларах на отдельные важнейшие товары. В таблице такие товарные соотношения цен приводятся в сравнении с ры-ночным курсом доллара к рублю. Смысл этой таблицы в следующем: чтобы экспорт данного товара был эффективен (выгоден), курс доллара должен значительно превышать.

Составители таблицы отмечают, что реальные затраты экспортера значительно выше, чем сама по себе внутренняя цена. По их оценке, эта цена должна быть увеличена примерно на 50%, чтобы учесть НДС, транс-портные расходы, таможенные сборы. Тогда получается, что безусловно эффектив-ным может быть экспорт сырой нефти, на грани эффективности такие товары, как медь, мазут, керосин. Экспорт же, к примеру, бензина или цемента заведомо невы-годен.

Говоря в других терминах, курс рубля вовсе не занижен, а скорее завышен. Авто-ры статьи, содержащей Данную таблицу, так и говорят: "В контексте экспортного потенциала страны приходится констатировать, что ... необходимость "уценивать" рубль быстрее внутренней инфляции становится все более насущной"2. Если это тик, то с учетом практически неизбежного повышения внутренних цен на нефть необхо-димость повышения курса доллара, обгоняющего инфляцию, становится еще более насущной.

У меня нет оснований подвергать сомнению приводимые в таблице цифры и логику авторов. Но надо иметь в виду и то, что понижение курса рубля -- в интересах экспортных отраслей, и это может влиять на позицию делового журнала, который, кстати, неоднократно воспроизводил свой вывод.

Не подлежит, впрочем, сомнению, что по многим товарам внешней торговли проис-ходит сближение внутренних и мировых цен (при данном валютном курсе). Так обстоит дело с сахаром ив значительной мере с зерном. Было бы странно, если бы при растущей открытости экономики этого не происходило. Курс рубля в таких условиях сам наряду с другими факторами оказывает определяющее влияние на внутренние цены. Это происходит в основном через импорт. С увеличением доли импортного про-довольствия его рублевые цены во все большей мере зависят от курса рубля. Этот эффект привлек всеобщее внимание при резком падении курса в октябре 1994 г. Ясно, что внутренние производители и продавцы аналогичных товаров стремятся приспо-собить свои цены к высоким ценам импорта. Идущий процесс их вытеснения с рынка указывает на неконкурентоспособность по параметрам издержек и качества. Кстати, эта неконкурентоспособность тоже косвенно свидетельствует о том, что внутреннее производство вовсе не так "дешево", как якобы вытекает из паритета покупательной способности.

Таким образом, вопрос о курсе и покупательной способности рубля, о его дейст-вительной или мнимой заниженности (недооценке) вовсе не так прост и однозначен, как представляется многим экспертам. Нельзя всерьез принять высказывания об "очень высокой (в сотни раз) переоцененности доллара в России"3. Ни о какой сотне раз и речи быть не может, а сам факт переоцененности нуждается в пристальном анализе. Конечно, низкие цены на промышленную собственность и недвижимость (а также на ценные бумаги, представляющие реальный капитал) создают для иностранных ком-паний возможность "скупать Россию". Но ведь это, кажется, единственный фактор, который может хоть в какой-то степени сделать привлекательными вложения капи-тала в России. Отмечу, наконец, что там, где рынок уже формируется (городская нед-вижимость в больших городах, особенно в Москве), цены ее подтягиваются к миро-вому уровню.

7. Состояние экономики России в 2007 году.

Первые месяцы года оказались исключительно удачными для российской экономики. Согласно данным Росстата, индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности, достаточно точно аппроксимирующий динамику ВВП, за январь--февраль 2007 года вырос на 8,8% (год назад аналогичный показатель за первый квартал составил лишь 4,2%), промышленное производство -- на 8,6%, реальная зарплата -- на 17,5%. Инвестиции в основной капитал буквально выстрелили, показав рост на 21,2% за первые два месяца года. Именно новую траекторию динамики инвестиций глава МЭРТ Герман Греф назвал ключевым фактором повышения официального прогноза роста ВВП на 2007 год с 6,2 до 6,5%.

В какой-то мере эти успехи можно отнести на счет низкой базы вследствие суровой зимы прошлого года и, напротив, теплой зимы года нынешнего. Однако этот фактор вряд ли можно считать определяющим, особенно учитывая, что для таких отраслей, как электроэнергетика и газовая промышленность, теплая зима означает снижение потребления и производства.

Есть все основания считать, что сверхплановый экономический рост связан с окончательной сменой модели роста. Экспорториентированный рост окончательно сдал вахту росту, основанному на расширении внутреннего спроса.

Инвестиции вместо нефти

Прежние лидеры и двигатели роста (нефть, газ) продолжали терять свои позиции. В частности, объемы экспорта нефти так и не смогли превысить максимум, достигнутый на рубеже 2004-2005 годов, несмотря на продолжавшееся еще полтора года ценовое ралли. Роль драйвера роста окончательно перехватило расширение внутреннего спроса. При этом наряду с сохранением значительной роли потребительского спроса, активно подогреваемого расширением кредитования населения, в последнее время на первый план выходят инвестиции. В минувшем году инвестиции в основной капитал, если судить по статистике использования ВВП, выросли на 13,9% (против 8,3% в 2005 году), опередив по динамике все другие составляющие внутреннего спроса.

Хотя наиболее высокие темпы роста инвестиций, если пользоваться традиционным измерителем «к аналогичному периоду предыдущего года», были зафиксированы в конце прошлого и начале текущего года (свыше 20% годовых), из графика очищенной от сезонности динамики видно, что в действительности наиболее интенсивный рост инвестиций пришелся на первую половину прошлого года. В дальнейшем они просто оставались на достигнутом высоком уровне.

В тот период происходило наиболее интенсивное укрепление обменного курса по отношению к доллару и обусловленное им расширение импорта, в котором резко повысилась доля машин и оборудования, а также разворот к интенсивному привлечению капитала из-за рубежа. Такое совпадение заставляет предположить, что причинами увеличения инвестиций стали, в частности, рост обменного курса рубля и значительное расширение доступа к импортным и кредитным ресурсам.

Так, по-видимому, укреплением рубля следует в первую очередь объяснять возросшую привлекательность российской экономики для иностранных инвесторов. В прошлом году прямые зарубежные капиталовложения выросли в два с половиной раза, выйдя на отметку 9 млрд долларов в среднем за квартал (порядка 3-3,5% ВВП). В начале года высокий уровень притока прямых инвестиций сохранялся.

Здесь следует сделать одно важное уточнение. Связывая импорт и приток капитала с изменением обменного курса, по-видимому, следует говорить прежде всего о влиянии укрепления рубля по отношению к доллару, нежели об эффективном курсе по отношению к корзине валют, все еще таргетируемом Центробанком (правда, в чрезвычайно широких границах). Динамика последнего из-за преобладания в его составе валют, имеющих слабое отношение к контрактным внешнеторговым ценам и тем более к финансовым рынкам, в последнее время чаще всего оказывается разнонаправленной по отношению к потокам импорта товаров и капитала.

Общий рост вложений в основной капитал в значительной мере обусловлен увеличением государственных и квазигосударственных инвестиций, которые представлены прежде всего вложениями трех крупнейших естественных монополий. По данным Центра развития, инвестиции «большой тройки» естественных монополий выросли с 19 млрд долларов в 2005 году до 26,5 млрд долларов в 2006?м, а их доля в общем объеме инвестиций подросла с 15 до 17%. Предполагается, что с учетом принятой в августе прошлого года инвестиционной программы в электроэнергетике эта доля достигнет в следующие три года 22-23%. Возможно, какой-то эффект на расширение инвестиций оказал переход к правительственной политике активной поддержки экономического роста (создание инвестиционного и венчурного фондов, свободных экономических зон, поддержка промышленного экспорта), но для подтверждения такого влияния пока нет адекватных данных и фактических свидетельств. Не исключено, что организация институтов госинвестиций сама по себе послужила сигналом для оживления инвестпланов в частном секторе.

Важную роль в финансировании инвестиционных проектов уже на протяжении нескольких последних лет играют зарубежные займы. После некоторого затишья в прошлом году масштабные зарубежные займы нефинансовых предприятий возобновились. В первом квартале 2007 года, по предварительной оценке, чистое привлечение займов корпорациями и банками составило 34,4 млрд долларов, или около 80% от всего ввоза капитала. Причем в отличие от прошлого года основная часть этой суммы пришлась на прирост именно корпоративной, а не банковской задолженности.

Правда, однозначно говорить о непосредственной связи зарубежных займов с финансированием инвестиций непросто, поскольку квазигосударственные компании активно привлекают кредиты для участия в процессах слияния и поглощения. Так, на общий результат первого квартала повлиял синдицированный кредит «Роснефти» на сумму 22 млрд долларов, взятый под участие в аукционах по активам ЮКОСа. Тем не менее доступность и обусловленная укреплением рубля низкая стоимость зарубежных займов, очевидно, играют существенную роль в инвестиционном буме.

Потолок мощностей

Важным стимулом инвестиционного роста является исчерпание резервов вовлечения свободных мощностей, на которое указывают многие исследования. Согласно данным опросов промышленных предприятий в рамках программы «Российский экономический барометр», в январе этого года загрузка мощностей достигла 78% -- максимум за весь период наблюдений.

Различные опросы и обследования указывают также на высокую потребность в инвестициях для расширения мощностей. По результатам обследований, проводимых Центром экономической конъюнктуры при правительстве РФ, средний уровень загрузки мощностей в третьем квартале 2006 года составил 68%, что на 9 пунктов больше аналогичного периода предыдущего года и является наивысшим показателем с начала наблюдений (с 1994 года). При этом наиболее высокий уровень использования мощностей характерен для видов деятельности, демонстрировавших наиболее высокую динамику роста в 2006 году*** (среди обрабатывающих производств), наименьший -- для организаций, производящих машины и оборудование (57%).

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.